У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в Истории мы тьму примеров слышим,
Но мы Истории не пишем;
А вот о том как в Баснях говорят.

___

Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться;
И надобно ж беде случиться,
Что около тех мест голодный рыскал Волк.
Ягненка видит он, на добычу стремится;
Но, делу дать хотя законный вид и толк,
Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом
Здесь чистое мутить питье
Мое
С песком и с илом?
За дерзость такову
Я голову с тебя сорву». —
«Когда светлейший Волк позволит,
Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью
От Светлости его шагов я на сто пью;
И гневаться напрасно он изволит:
Питья мутить ему никак я не могу». —
«Поэтому я лгу!
Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете!
Да помнится, что ты еще в запрошлом лете
Мне здесь же как-то нагрубил:
Я этого, приятель, не забыл!» —
«Помилуй, мне еще и отроду нет году», —
Ягненок говорит. «Так это был твой брат». —
«Нет братьев у меня». — «Так это кум иль сват
И, словом, кто-нибудь из вашего же роду.
Вы сами, ваши псы и ваши пастухи,
Вы все мне зла хотите
И, если можете, то мне всегда вредите,
Но я с тобой за их разведаюсь грехи». —
«Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать,
Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». —
Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

Анализ / мораль басни «Волк и ягнёнок» Крылова

Произведение «Волк и ягненок» Ивана Андреевича Крылова относится к басне переводной, чей сюжет был заимствован у Лафонтена.

Басня написана примерно в 1808 году. Автору ее в эту пору исполнилось 39 лет, он известен как драматург, служит в Монетном департаменте. По размеру – вольный ямб с охватной и смежной рифмовкой. Басня относится и к социально-бытовым, и к философско-нравственным. Мораль предваряет саму историю: у сильного всегда бессильный виноват. «История» здесь еще один, пусть и безмолвный, персонаж, впрочем, как и Басня. Волк и Ягненок – герои прямиком из народных сказок. Здесь они вполне соотносятся с чертами, которыми их традиционно наделяет народное сознание. Волк зол, Ягненок – кроток. Ягненок в жару пришел «к ручью напиться». Волк, завидев его, «на добычу стремится» (здесь ударение поставлено согласно правилам старой орфографии). «Делу дать законный вид»: прозаизм. Узнаваемая судебная терминология. Ирония в том, что Волк организует целый суд над жертвой, как порой происходит и в людском обществе. Он патетически кричит на испуганную овечку: наглец! И даже издалека видит, что пьет Ягненок «нечистым рылом». Эффектная разбивка слов и инверсия в строке: чистое мутить питье. «Я голову с тебя сорву». Однако! Кажется, Волк разошелся не на шутку. Жертва словно и не замечает, что злодей предъявляет свои права на ручей, хотя он ему и не принадлежит. Адвоката нет, и воспитанный Ягненок защищается самостоятельно. Его речь контрастирует с грубостью обвинителя. Он называет его «светлейшим», «светлостью», как зверя знатного, облеченного властью и влиянием. Ягненок справедливо замечает, что находится в ста шагах (числительное для усиления правдоподобия) от разгневанного Волка, а значит, взбаламутить воду рядом с ним не может. Однако Волк уже вскочил на свой конек: негодный! (еще один незаслуженный эпитет). «В запрошлом лете» Ягненок был, оказывается, неучтив с Волком. Жертва возражает, что отроду ей нет и года. Последовательно отвергает напраслину на несуществующего брата, сестру и прочую родню. Наконец, ему приходится держать ответ за пастухов и их собак. «Все мне зла хотите»: Волк входит в роль мстителя за грехи перед всем волчьим сообществом. На это Ягненок чуть лепечет: ах, чем я виноват? (междометие). Назвавши овечку щенком, Волк тащит ее «в темный лес». Он охотно называет главную вину: хочется мне кушать. Так и у людей: прикрываясь нормами закона, порой преследуют невиновного, бедного, сироту.

Впервые «Волка и ягненка» И. Крылов разместил на страницах «Драматического вестника».