«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» —
«В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
Все видел, высмотрел; от удивленья,
Поверишь ли, не станет ни уменья
Пересказать тебе, ни сил.
Уж подлинно, что там чудес палата!
Куда на выдумки природа таровата!
Каких зверей, каких там птиц я не видал!
Какие бабочки, букашки,
Козявки, мушки, таракашки!
Одни, как изумруд, другие, как коралл!
Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки!»
«А видел ли слона? Каков собой на взгляд!
Я чай, подумал ты, что гору встретил?» —
«Да разве там он?» — «Там».- «Ну, братец, виноват:
Слона-то я и не приметил».

Анализ / мораль басни «Любопытный» Крылова

В основе басни «Любопытный» Ивана Андреевича Крылова – не переделка чужого сюжета, не аллегория, а живая сценка из русской жизни той эпохи.

Басня создана в 1814 году. Ее автору за сорок, он трудится в Публичной библиотеке, регулярно публикуется и считается именитым баснописцем, превзошедшим своих предшественников в этом жанре. Отсюда – одна из возможных причин написания басни: некто сочинил дифирамб лучшим баснописцам, не преминув добавить, что каждого из них зовут Иваном. Однако в этом ряду не оказалось как раз И. Крылова. Басня с крылатым выражением в конце и стала ответом на это недоразумение. Впрочем, более достоверной считается совсем другая причина. В основе ее – эпизод, действительно произошедший с одним любознательным приезжим. История попала в «Русскую старину», а затем и вовсе приобрела литературную форму под пером И. Крылова. Остается добавить, что слон как экспонат и сейчас находится в одной из коллекций Кунсткамеры.

Здесь нет привычных действующих героев – прямиком из животного царства, нет отсылок к историям, восходящим еще к античности. Не дает писатель и имен собеседникам. Наконец, отсутствует и мораль. В произведении нет социальной заостренности, есть лишь комический случай, в герое которого каждый может узнать себя. Традиционно построение басни в виде диалога. Впрочем, большую часть ее составляет восторженный монолог провинциала, передающего свои впечатления от посещения Кунсткамеры (музей, начало коллекции которого положил еще Петр Первый). Скорее всего, интерес его неподдельный, искренний. Однако нельзя не улыбнуться простодушию гостя столицы. Начинается рассказ с парентезы (обращений): приятель дорогой, мой друг. Беседуют люди образованные, эрудированные. Идет перечислительная градация: видел, высмотрел. Идиома: чудес палата. Колоритные вводные слова: чай, право. «Таровата»: богата. С этого момента начинаются сплошные восклицания. «Какие» выступают в роли частиц с экспрессивным оттенком: какие бабочки. Обилие уменьшительных суффиксов усиливают растроганность говорящего и комизм ситуации: мушки, таракашки, коровки. «Крохотны»: типичная для языка И. Крылова усеченная форма прилагательного. Два сравнения: как изумруд, коралл. Он уверяет, что были и «менее булавочной головки» экземпляры. Вопрос про слона на контрасте с букашками ставит героя в тупик. «Слона-то я и не приметил». Герой сбит с толку и смеется. Если искать у басни сей мораль, то она в том, что большое видится на расстоянии. Увлекшись мелочами, можно пропустить что-то важное в своей жизни.

Журнал «Сын Отечества» предоставил свои страницы для публикации басни И. Крылова «Любопытный».