«Как, милый Петушок, поешь, ты громко, важно!»-
«А ты, Кукушечка, мой свет,
Как тянешь плавно и протяжно:
Во всем лесу у нас такой певицы нет!» —
«Тебя, мой куманек, век слушать я готова».—
«А ты, красавица, божусь,
Лишь только замолчишь, то жду я, не дождусь,
Чтоб начала ты снова…
Отколь такой берется голосок?
И чист, и нежен, и высок!..
Да вы уж родом так: собою невелички,
А песни, что твой соловей!» —
«Спасибо, кум; зато, по совести моей,
Поешь ты лучше райской птички,
На всех ссылаюсь в этом я».
Тут Воробей, случась, примолвил им: «Друзья!
Хоть вы охрипните, хваля друг дружку,—
Все ваша музыка плоха!..»
_________

За что же, не боясь греха,
Кукушка хвалит Петуха?
За то, что хвалит он Кукушку.

Анализ / мораль басни «Кукушка и петух» Крылова

Произведение «Кукушка и петух» Ивана Андреевича Крылова было опубликовано за три года до смерти писателя в сборнике «Сто русских литераторов».

Создание басни относится к 1834 году. К этому времени ее автор находится в почтенном возрасте, имеет многолетний стаж библиотечной работы, получает приличную пенсию за заслуги в области русской словесности. Его произведения переведены на несколько языков, а некоторые положены на музыку. В жанровом отношении – басня, по размеру – вольный ямб со смежной рифмой. Лексика богатая, исконно русская, сюжет оригинальный, сатирический. Стрелы направлены против литературной братии, а именно – Н. Греча и Ф. Булгарина. Оба много писали и имели успех у публики, а последний неоднократно становился мишенью пушкинских эпиграмм. Поэт не выносил модного автора, высмеивал осторожность его критических статей и верноподданнический тон. За несколько лет до И. Крылова А. Пушкин в своей статье «Торжество дружбы» иронизирует над взаимным восхвалением писателей друг друга в печати. Не остался в стороне и И. Крылов. Впрочем, есть у истории и третий прототип – цензор А. Никитенко, лучший друг и Н. Греча, и Ф. Булгарина. Действующие лица представлены в образе птиц. Следует отметить, что кукушка и петух не раз становились героями басен И. Крылова. Картина открывается диалогом. Уже в обращениях виден слащавый тон: кукушечка, петушок, куманек, красавица, мой свет. Оба персонажа соревнуются в комплиментах, переходя все рамки приличия. Уже кукушка не только прекрасна на вид, но и певица, подобной которой во всем лесу не сыщешь. «Божусь»: призывает самого Бога в свидетели, что говорит правду. Амплификация с многосоюзием: и чист, и нежен, и высок. Сравнение кукованья с соловьиным пеньем. Петух превзошел куму в лести. Благодарная, она сравнивает его кукареканье с пением райской птички, однако та самая птичка уступает, конечно, петуху. «На всех ссылаюсь»: то есть, со всех сторон звучат такие мнения. Бога, совесть и общественное мнение призывают герои в свидетели. Воробей им не родня и имеет независимую точку зрения. Он выражает авторскую позицию: хоть охрипните, ваша музыка плоха! Писатель выводит себя в образе невеликого певца, но честного человека. Мораль припасена на финал. Она, как обычно, стала афоризмом и ушла в народ. С тех пор подоплека написания произведения забылась, однако смысл его остался злободневным. «Не боясь греха»: не считаясь со здравым смыслом. В финале раскрыт секрет такого поразительного согласия героев. Причина его не в достоинствах, а в кумовстве, дружбе и попеременной беззастенчивой рекламе. Однако время и взгляд со стороны все расставляют по своим местам.

«Кукушка и петух» И. Крылова – своеобразная басенная эпиграмма, направленная против переоцененных писателей того времени.